ФЭНДОМ


Предыдущая история: Во мраке ночи

Следующая история: Прорыв


Гидеон уставился в свою чашку. Его никогда не переставали удивлять вещи, по всей Мультивселенной остававшиеся неизменными. Да, здесь каапи подавали горячим и с молочной пенкой, и его текстура тоже отличалась от кофе из Равники, чашку которого Джейс заглатывал, кажется, с каждым приемом пищи. Однако горький вкус и встряска, которую напиток устраивал усталому разуму, были теми же самыми.

Отставив чашку, Гидеон осмотрелся. Он сидел за столиком небольшого кафе, откуда открывался отличный вид на залитую солнцем площадь. Взмывающие ввысь строения обрамляли ясное синее небо, расписанное белыми завихрениями облаков. Облик площади завершал изящный фонтан. Гидеон представил, как выглядела площадь до репрессий Консульства. Должно быть, она была полна людей — разительный контраст с теми немногими фигурами, что пересекали ее сейчас быстрым шагом, не поднимая головы.

Но несмотря на все притеснения, город Гирапур блистал.

Cardart KLD Consulate-Surveillance.jpg

С тех пор, как Стражи прибыли на Каладеш, прошло уже несколько недель. Несколько недель с их схватки с Теззеретом, с начала притеснений и с конфискации изобретений. Они так долго прятались, меняли убежище за убежищем, по мере возможностей помогали Пие и отступникам, пытались вызнать что-то о планах Теззерета...

И все же, Гидеон до сих пор не был уверен, что им стоило здесь находиться.

Джейс и Лилиана искренне беспокоились из-за Теззерета, но ни тот, ни другая не вдавались в подробности, рассказывая, почему именно он опасен. Впрочем, когда выяснилось, что Теззерет проник в высшие сферы и сосредоточил в своих руках власть над Каладешем, забеспокоился уже сам Гидеон. Этого было достаточно, чтобы Стражи приступили к расследованию. Однако связь Теззерета с силами Каладеша и взаимоотношения между Консульством и отступниками делали все... запутаннее. Когда Стражи истребляли Эльдрази, избавляя Зендикар и Иннистрад от прямой и явной опасности, не было нужды задаваться вопросами. Но когда сурал Гидеона рубил сияющую латунь каладешских автоматов, когда его врагами становились бойцы Консульства, всего лишь пытающиеся защитить законы этой земли...

Это было гораздо сложнее.

Гидеон глотнул кофе. Хороший командир должен сохранять ясность ума даже в сумбуре и хаосе сражения. Унять тягу к необдуманным действиям и критически взглянуть на суть конфликта. Гидеону нужна была эта передышка, несколько спокойных часов между постоянными битвами. Он глубоко вздохнул.

Сведем все к самым основам.

Стражи на Каладеше для того, чтобы определить исходящую от Теззерета угрозу и нейтрализовать ее.

Гидеон покачал головой. На самом деле, это было не совсем так. Если быть до конца честным с самим собой, то они были здесь ради Чандры.

Он был здесь ради Чандры. Ради своей подруги.

Теззерет был только лишь дополнительной причиной, угрозой, с которой они встретились на пути. И тем не менее, сейчас Стражи оставались на Каладеше из-за Теззерета. Однако явились они сюда ради Чандры, а Чандра осталась здесь ради Пии. Именно поэтому Стражи встали на сторону отступников. Враг моего врага — мой друг... но стоит ли Стражам принимать чью-то сторону в местном конфликте? Должны ли они помогать мятежникам, или их долг — обратиться к властям Каладеша, постараться убедить Баана и Консульство в том, что Теззерет опасен, что он представляет для них угрозу... угрозу, природу которой до сих пор не понимал сам Гидеон.

Но как они могли работать с Бааном, зная, как он повел себя, когда Консульство охотилось за родителями Чандры? Как они могли бросить Пию и предать доверие пиромантки?

Гидеон вспомнил свою юность, когда его заковали в кандалы те, кто должен был охранять закон. Он вспомнил свою жизнь на Равнике, свою иеромантию на службе правосудия в гильдии Боросов. Он уже не раз встречался с этим конфликтом — силы закона против тех, кто пошел ему наперекор. И успел побывать на обеих сторонах.

Гидеон подумал, что впервые не понимает, как нужно поступить.

С жужжанием крыльев к столу подлетел небольшой топтер. Гидеон нахмурился и протянул руку. Топтер нырнул в его ладонь, и его эфирные катушки вспыхнули три раза: длинная вспышка, короткая и длинная. Затем аппарат взмыл в воздух и удалился. Гидеон вздохнул. У Пии есть новости.

Передышка закончилась. Гидеон допил кофе, встал и окружным путем отправился назад к дому Яхенни.

Через несколько часов

Он нашел ее на крыше. Сперва он подумал, что ее голову до сих пор охватывает пламя, но подойдя ближе, понял, что это солнце играет на медно-красных, сияющих волосах. Она сидела спиной к нему, на самом краю, болтая свешенными ногами. Подойдя, он встал рядом с ней и проследил за направленным на город взглядом. Дом Яхенни был высоким, и отсюда открывался захватывающий дух вид на город. Гидеон вновь поразился тому, как за столь короткий срок жизни можно скопить такое богатство, но от этих мыслей его отвлекла панорама Гирапура. Перед ним простирались шумные улицы и высокие здания, латунь и хром блестели в закатном солнце, синий эфир мерцал все сильнее в сгущающейся тьме.

Cardart KLD Inspiring-Vantage.jpg


— У тебя дома красиво, — облокотился на барьер Гидеон.

— Это был мой дом. А сейчас... Я не знаю.

Прикусив губу, девушка неотрывно смотрела на горизонт.

— Знаешь, во всей этой суматохе мне впервые удается вот так вот взглянуть на город, — Гидеон перевел взгляд с горизонта на мощеную булыжником улицу внизу. — Здесь очень красиво, Чандра.

Чандра усмехнулась:

— Вот только идиотские знамена Консульства все портят. Гляди, они свисают из каждого окна и с каждого здания, куда они смогли забраться.

Она всплеснула руками:

— Как они вообще успели столько их понаделать? Это же просто невероятно!

Гидеон вздохнул.

— Чандра...

— И почему на встрече ты все время молчал? Моя мама говорила, планировала новые нападения отступников, а ты ни разу не предложил помочь, — Чандра повернулась к Гидеону и обожгла его взглядом. — Твое молчание было чертовски громким, Гиди. Мы здесь, чтобы сбросить Консульство, а ты...

— Нет, мы здесь не для этого! — Гидеон замялся, но лишь на мгновение. Сдержаться или сказать правду?

Он встретился взглядом с Чандрой. Ее горящий взор выжег все сомнения. Говорить прямо. Всегда.

— Мы пришли за тобой.

Всполох пламени пробежал по волосам Чандры, и Гидеона окатила волна жара.

— Значит, вы здесь почему? Потому что меня надо было спасать, или что?

— Мы здесь, потому что нам до тебя есть дело, Чандра, — Гидеон улыбнулся. Мягко. Нежно. — Каждый из нас поклялся нести стражу. Это значит, что и друг за другом мы должны присматривать. Мы заботимся друг о друге.

Он нахмурился:

— Даже о Лилиане. Наверное.

Чандра засмеялась — искренне, но в ее смехе слышалось разочарование.

— Почему же ты не сказал об этом, пока мама рассказывала, как собирается сражаться с Консульством? Если тебе есть дело до меня, то и до нее должно быть тоже. Я хочу помочь ей. Я должна помочь ей. И чтобы помочь ей... мне нужна ваша помощь.

Чандра смущенно запнулась:

— Ты же понимаешь, о чем я говорю? Верно?

Гидеон уселся на барьер рядом с Чандрой.

— Да. Понимаю, Чандра. Мы хотим помочь тебе. Я хочу помочь тебе. Но Стражи должны заниматься Теззеретом. А не Консульством.

Чандра скривилась:

— Но Теззерет — это и есть Консульство. По крайней мере, сейчас.

У нее сузились глаза:

— А Консульство заслужило того, чтобы сгореть дотла.

Гидеон покачал головой.

— Не позволяй жажде мести затуманить себе взор, Чандра. Не забывай про нашу цель.

Чандра повернулась к Гидеону, и у нее в глазах плясали злые искры.

— Ты сказал, что заботишься обо мне, Гиди. Но кто ты сейчас — Гидеон из Стражей или Гидеон, мой друг?

Гидеон вздохнул.

— Я... Я не знаю. Я надеялся, что смогу быть и тем, и другим.

Было видно, как Чандре хочется выругаться, но с видимым усилием она проглотила проклятья и с громким криком выпустила в темнеющее небо струю огня. (Гидеон удержался и не сделал ей выговор за то, что она могла раскрыть их местонахождение врагам.)

Некоторое время они стояли молча.

Наконец, Гидеон нарушил молчание.

Я не знаю, что именно Консульство сделало с твоими родителями. Я не знаю, что именно происходит здесь, на Каладеше. Но я знаю, что я, как твой друг, ничего так сильно не хочу, как укрыть тебя от боли и помочь добиться справедливости.

По лицу Чандры пробежала улыбка. Гидеон улыбнулся в ответ, потом нахмурился.

— Но это не означает, что решение — сжечь их всех огнем.

Чандра закатила глаза.

— Ты только и делаешь, что говоришь: не поджигай то, не поджигай это!

— Неправда. Иногда я еще говорю, что тебе поджигать.

Чандра невольно ухмыльнулась:

— Ты и твои дурацкие правила...

Гидеон покачал головой.

— Знаю, правила могут показаться тебе мелкими и незначительными, но на самом деле они очень важны.

Он жестом обвел раскинувшийся под ними город.

— Мы не можем просто так путешествовать по мирам, вмешиваясь в дела их обитателей и устанавливая везде свои порядки. Иначе мы сами можем не заметить, как превратимся в деспотичных тиранов.

Чандра удивленно посмотрела на Гидеона:

— Ты что, вспоминаешь мою клятву?

— Может, она произвела на меня впечатление, — пожал плечами Гидеон.

Чандра засмеялась переходящим в хрюканье смехом:

— Для приверженца закона и неуязвимого солдата ты слишком много думаешь!

— А ты слишком добра и сострадательна для живой шаровой молнии. Мы — это больше, чем наши силы, Чандра.

Чандра посмотрела себе на ладони. На кончиках ее пальцев плясали крохотные яркие искорки. Гидеон поднял руки и левой провел по намотанному на правое запястье суралу.

— Я узнал, как важно знать и соблюдать свои границы. Иначе последствия гордыни тяжким бременем падут и на тебя, и на твоих близких.

В глазах Чандры отражались незаданные вопросы. Гидеон глубоко вздохнул и попробовал заговорить, рассказать историю, которую не рассказывал никому... но прошлое тяжелым и недвижимым камнем сдавило ему грудь. Тогда они вдвоем просто сели и молчали, глядя, как солнце скрывается за горизонтом. Когда последние лучи погасли, он почувствовал, как на плечо ему легла рука. Он улыбнулся Чандре, позаимствовавшей у него любимый жест.

— Я доверяю тебе, Гидеон Джура, — Чандра ободряюще сжала его плечо. — И как бы это ни было отвратительно, я постараюсь сосредоточиться на Теззерете. На какое-то время. Наверное. Обещать не буду.

Чандра поднялась на ноги и спрыгнула на крышу.

— Но я все равно буду помогать маме и отступникам. Не как одна из Стражей, а как дочка Пии Налаар.

Гидеон встал вслед за ней.

— Да, конечно. Проводи время с матерью. После всего этого... вам многое нужно наверстать. К тому же, если мы будем в курсе планов отступников, нам будет проще нанести удар Теззерету, — Гидеон направился к ведущей вниз лестнице. — Нам надо обсудить с остальными Стражами и, пожалуй, с Аджани, как мы можем выяснить планы Теззерета и остановить его.

Чандра стояла, наблюдая как он уходит.

— Эй, Гиди.

Гидеон обернулся.

— Мне до тебя тоже есть дело.

Догнав Гидеона, Чандра пихнула его в плечо и пронеслась мимо, перепрыгивая через две ступеньки. Стараясь не обращать внимания на сдавившую грудь, Гидеон спустился вслед за ней.

Через несколько дней

— Надо поговорить! — кипящий от ярости Гидеон с грохотом захлопнул дверь. Прохаживающаяся по комнате Лилиана закатила глаза.

— Ну давай, говори.

— Мы не убиваем.

— Нет, это большой человек-кот не убивает.

Лилиана распахнула гардероб, который Яхенни выделил для Стражей, и начала в нем копаться. «Больше не убиваю», — изобразила она мироходца с пугающей точностью. Она вздохнула:

— Такая праведность. Такая загадочность...

— И мы тоже, — Гидеон сделал шаг вперед и закрыл дверь гардероба, заставив Лилиану на него посмотреть. Лилиана засмеялась.

— Эм-м... Извини меня. Я, вроде как, вспоминаю, как в Трейбене ты косил врагов, как пшеницу.

— Это были чудовища-Эльдрази. А здесь — люди.

— Значит, мы убиваем только уродов? Тогда коротышка подходит, — Лилиана вновь открыла гардероб и продолжила поиски. Гидеон недовольно зарычал.

— Мы не убиваем, если не должны! И сейчас...

— И сейчас была ровно такая ситуация, в которой мы должны. Люди Консульства увидели нас. Опознали нас. И атаковали. Что надо было делать? Оглушить их? И что, они бы очнулись и магическим образом забыли бы, что мы вышли из этого здания?

Лилиана выудила из гардероба просторную белую рубашку-чоли, оценивающе оглядела и кинула на плечо.

— Стирать память — не моя специальность, а нашего штатного стирателя разума ты отправил на какую-то дурацкую разведку. Я сделала то, что умею лучше всего, — она повернулась к Гидеону и улыбнулась во все зубы. — Смерть — это всего лишь один из инструментов. Просто я с ним особенно хорошо обращаюсь.

— Смерть — это тот инструмент, которого мы избегаем любой ценой. Понимаю, магу смерти может быть сложно это принять, — Гидеон понял, что непроизвольно сжимает и разжимает кулаки. Он глубоко вздохнул.

— Да ладно тебе! Ты знаешь, сколько человек я не убила с того дня, как мы тут появились? — Лилиана швырнула чоли в Гидеона. — К тому же, если бы ты надел местную одежду и постарался бы не выделяться, нас бы и вовсе не заметили.

Гидеон поймал рубашку и с яростью взглянул на Лилиану. «Дыши глубже». Он спокойно сложил рубашку. «Она пытается спровоцировать тебя». Он положил рубашку на кушетку.

— Не нужно возлагать вину за их гибель на меня. Я принимаю ответственность за те жизни, что забираю.

Лилиана вновь закатила глаза. Гидеон не отвел взгляда.

— Я хочу доверять тебе, Лилиана. Но это сложно, когда ты предаешь основные принципы того, что мы делаем.

— Да мы сами не знаем, что мы делаем, — за мгновение выражение лица Лилианы превратилось из саркастично-насмешливого в смертельно серьезное. — Мы теряем время, играя в отступников и Консульство, а должны сражаться с Теззеретом.

— Ты права, — Гидеону понравилось, как Лилиана от этих слов шагнула назад и внимательно на него посмотрела. — Именно поэтому Джейс следит за консульскими, пытаясь раскрыть планы Теззерета. Поэтому Нисса и Яхенни изучают эфирные потоки в городе, чтобы определить потенциальные места, где Теззерет может действовать. Сложно с кем-то сражаться, когда не знаешь, где он прячется.

Лилиана усмехнулась.

— А Чандра, которая всюду со своей собирающей отступников матерью? Человек-кот, охраняющий занимающуюся тем же Бабушку? Это — тоже работа для Стражей?

— Если дело дойдет до схватки, то союзники среди отступников нам пригодятся, — в голосе Гидеона проскользнула неуверенность.

— Ах да, конечно. То есть, мы ждем, когда у тебя под командованием будет армия. Которую ты поведешь в чудесным образом не-смертельный бой. С врагами, которые посылают бойцов захватить или убить нас.

Лилиана придвинулась к Гидеону и заглянула ему прямо в глаза.

— Я могу пообещать, что Теззерет не будет соблюдать твои правила, Гидеон. И если мы не остановим его, то он убьет гораздо больше людей чем я.

Она говорила чуть громче, чем просто шепотом, и ее свистящие слова разрезали воздух.

— В конечном итоге, в этом мире я хочу убить только одного человека. И он этого, уж поверь мне, заслужил.

С этими словами она повернулась и пошла к лестнице.

— Что он сделал тебе?

Слова Гидеона остановили Лилиану, и она повернулась, вопросительно подняв бровь.

Гидеон выдержал ее взгляд со спокойным, уверенным лицом:

— Это понятно по тому, как ты говоришь. Он что-то сделал тебе. Забрал что-то, что было для тебя важным.

— Он был предводителем межмировой преступной организации, контрабандой перевозящей опасные товары между измерениями. С его жестокостью и безумием может поспорить лишь его склонность манипулировать окружающими и убивать и врагов, и друзей. Он сжигал целые деревни только для того, чтобы произвести впечатление.

Гидеон покачал головой.

— Ты рассказываешь об этом, потому что считаешь, что я захочу остановить его. Но почему ты хочешь остановить его? Почему хочешь его убить?

На какое-то мгновение Лилиана, казалось, потеряла дар речи. Гидеон пристально наблюдал за ней. Он увидел, как что-то промелькнуло в ее глазах — принятое решение, отразившееся в фиолетовых озерах.

— Он причинил боль тому, кто был для меня дорог. Уничтожил кое-что, что принадлежало мне.

Она говорила ровным голосом, но Гидеон почувствовал за этим спокойствием шипы злости и ненависти.


Storyart D12 zLS8UORg9F.jpg
 

— Не стой у меня на пути, и я покончу с ним и с этим дурным спектаклем.

Лилиана развернулась и направилась вверх по лестнице. Ее высокие каблуки выбивали резкое стаккато.

Гидеон вздохнул и провел рукой по лицу. Он был уверен, что это не вся правда. Но еще он был уверен, что впервые услышал столько правды от Лилианы.

Несколько дней спустя в районе БоматПравить

Cardart KLD Ballista-Charger.jpg


Штурмовой болид Консульства катился на него, оглушительно грохоча металлическими колесами по камням улицы.

«Вдохни».

Гидеон повернулся к несущейся на таран машине левым плечом, поднял руки, принимая защитную стойку, расставил ноги и приготовился к столкновению.

«Наблюдай за врагом».

Его кожа вспыхнула, и волны золотого света побежали по телу. Болид не слишком отличался от разъяренной гидры, крушащей город на Теросе, — только вместо бешеных глаз чудовища он на короткое мгновение перед ударом увидел огромные от ужаса зрачки водителя.

«Выдохни».

Болид врезался в Гидеона. Удар был такой силы, что Гидеона потащило назад. Его ноги зарылись в мостовую, в стороны полетели осколки камня. Болид разнесло на куски, вокруг на землю посыпались детали. Шестеренки и искореженные куски металла дождем обрушились на Гидеона, но лишь золотые лучи вспыхивали там, где они врезались в его магически неуязвимое тело. Невозмутимо стоя в самом эпицентре взрыва, Гидеон высматривал водителя. Когда беднягу выбросило из разбитой машины вперед, Гидеон рванулся и подхватил пилота, разворачиваясь, чтобы погасить импульс и телом укрыть человека от осколков.

Один удар сердца. Мгновение назад грозный штурмовой болид летел по улице. Мгновение спустя вокруг Гидеона лежала куча металлолома, а в его руках был пораженно раскрывший рот водитель.

— Пожалуй, твой рабочий день закончен, — Гидеон аккуратно поставил пилота на землю и дружески похлопал по плечу.

Если пилот и собирался что-то ответить, то ему это не удалось: в Гидеона ударил громадный металлический кулак, впечатав в стену ближайшего здания. Стена не выдержала. Подняв голову, пилот встретился глазами с пустым взглядом автомата — четыре метра серой стали, расписанной красными и золотыми узорами Консульства.

Cardart KLD Built-to-Last.jpg

Пилот соображал всего секунду, после чего со всех ног побежал прочь, а стальной автомат тяжело зашагал к отдаленно напоминающей Гидеона дыре в стене. Однако дойти ему не удалось: второй автомат, удивительно похожий на первый, но сделанный из золотистого металла, с разбегу протаранил его головой. Автомату Консульства удалось сохранить равновесие, и конструкции сцепились в схватке. В это время к дыре рванулась миниатюрная женская фигура в синем и бордовом.

— Гидеон! Ты цел? Извини, я... я не заметила второго автомата Консульства!

Гидеон выбрался из-под обломком, мотая головой и отряхивая пыль с плеч.

— Все нормально, Сахили... хотя я слегка обеспокоен тем, что ты не заметила вот это, — Гидеон показал рукой на сражающихся исполинов. В этот момент автомату Консульства удалось нанести удачный удар, и золотой упал на спину, обрушив еще одну стену.

Сахили пожала плечами.

— Для своих размеров они удивительно незаметные.

Она подняла руки, направила их в сторону разбитого консульского болида, и Гидеон почувствовал поток маны. Он с восторгом смотрел, как шестерни и детали сами собой собирались в две точных, но уменьшенных копии сражающихся автоматов. Повинуясь жесту Сахили, малыши устремились в бой. Они вцепились в конструкцию Консульства, выдергивая эфирные кабели и отрывая листы обшивки, а большой золотой автомат ни на мгновение не снижал натиска. Женщина выбросила вперед руку, и золотой автомат повторил ее движение, пробив консульской конструкции грудь. Золотая рука вырвала из серого чрева комок из переплетенных трубок и разбитого стекла, расплескав жидкий эфир. Автомат консульства упал на колени, а потом с оглушительным лязгом повалился на землю. Сахили триумфально вскинула в воздух кулак.

— Вот, пожалуйста. Консульская работа. Надежная, но предсказуемая. У всех моделей энергетическое ядро всегда расположено одинаково.

Гидеон начал было говорить, но звук шагов заставил их обоих повернуться навстречу приближающейся угрозе. Сурал Гидеона развернулся, пришел в движение филигранный металл Сахили.

С крыши неподалеку спрыгнула массивная фигура в плаще и почти бесшумно приземлилась перед ними. Гидеон и Сахили автоматически отступили на шаг, но потом Гидеон заметил под капюшоном знакомые синие глаза и с облегчением вздохнул.

— Аджани. Что ты здесь делаешь?

Аджани выпрямился в полный рост.

— Мы услышали шум.

— Мы все услышали шум.

Гидеон повернулся, и увидел, как из-за угла соседнего здания выходит Лилиана, а за ней — Джейс. По другой улице приближались Нисса и Яхенни, а по переулку уже бежали Чандра и Пия.

— Ничего себе, Гиди! Тут как будто я побывала! — Чандра с одобрением взглянула на еще дымящиеся останки машин и многочисленные дыры в стенах зданий. — Хорошо вы тут все покрушили.

Она помахала кому-то, выглянувшему в пробитую минуту назад телом Гидеона дыру в стене. В ответ послышалось сдавленное: «Привет».

Гидеон покашлял, привлекая внимание собравшихся.

— Спасибо, что пришли на помощь, друзья, но если вы слышали шум, то это значит, что и подкрепления Консульства уже в пути. Мы вместе с Сахили должны отправиться в новое убежище и...

— На это нет времени! — прервала его вышедшая в центр круга Сахили. — Как я говорила Гидеону, — вернее, пыталась сказать, перед тем как началась заварушка, — я узнала, где прячется Теззерет.

Среди собравшихся ее слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Гидеон поднял руки, потом посмотрел на Сахили. Она продолжала:

— Он закрылся в собственной мастерской, расположенной в центральном эфирном шпиле. Там он держит победившую на Ярмарке изобретательницу и работает над чем-то, связанным с ее творением.

C4rd4r7 AN6AkSxNLQ.jpg


— Это совпадает с тем, что выяснили мы, — кивнула Нисса, делая шаг вперед.

— Мы с госпожой Ниссой обнаружили необычайно сильный поток эфира, направленный в резервуар шпиля из эфирного узла, — добавил Яхенни.

— Значит, надо штурмовать шпиль и разделаться с Теззеретом! — Чандра, казалось, была готова немедленно броситься в бой. Сахили отрицательно помотала головой.

— Мастерская наверняка хорошо охраняется. К тому же, у него в руках талантливая изобретательница. Я... я знаю ее, это Рашми, моя подруга, — голос Сахили едва заметно дрогнул. — Нам надо проникнуть в шпиль, отыскать ее и выбраться наружу. Я не смогу сделать это одна, но с одним или двумя помощниками...

— Тайное проникновение? Тогда должен пойти Джейс, — Гидеон кивнул на друга. — К тому же он лучше других сможет определить, что Теззерет пытается...

— Я пойду, — Лилиана шагнула вперед, оттеснив Джейса, чтобы встать между ним и Гидеоном. — Если там Теззерет, то и я буду там.

Сахили переводила взгляд с Джейса на Лилиану и на Гидеона. Джейс выглядел удивленным. У Гидеон слегка опустились плечи, словно под грузом напряжения и тревоги. Он смотрел на Лилиану. Ее лицо было каменным и непроницаемым. Шли секунды, и с каждым моментом нерешительности груз на плечах Гидеона становился все тяжелее.

«Я хочу доверять тебе. Могу ли я доверять тебе?»

Голос Сахили прервал его мысли:

— Мы должны решать. Немедленно.

— Хорошо. Пойдет Лилиана.

Сахили удовлетворенно кивнула и направилась в сторону Сварного Шва. Лилиана последовала за ней.

— Лилиана! — крикнул ей в спину Гидеон. — Поступи правильно.

Он увидел, как тысяча невысказанных ответов вспыхнула под ее маской непроницаемости. Один из них прорвался наружу и донесся через площадь:

— Я поступлю так, как необходимо.

Гидеон смотрел, как две женщины сворачивают и скрываются в переулке. Низкий рык Аджани вывел его из раздумий.

— Мы должны поддержать их, как сможем.

Гидеон кивнул леонинцу:

— Аджани прав. Если мы устроим провокацию, то сможем оттянуть на себя часть сил Теззерета.

— Пожалуй, мы способны на большее, — ухмыльнулась Пия, и ее улыбка становилась шире с каждым словом. — Если мастерская так важна, как говорит Сахили, то в других местах охрана сейчас должна быть ослаблена. Может быть, нам не просто устроить провокацию, а захватить кое-что необходимое?

— Насколько я понимаю, у тебя уже есть цель?

Мы захватим эфирный узел! — глаза Пии горели от волнения. — Если у нас получится, мы сможем отрезать от энергии шпиль и то, над чем работает Теззерет. И мы сможем вернуть эфир изобретателям-отступникам, народу! Это будет и символическая, и материальная победа.

— Идея мне нравится, но если у нас получится, то не сомневаюсь, что Теззерет и Баан обратят против нас свое самое могучее оружие. Я сражался в битвах, где мы тратили все ресурсы на захват того, что не могли удержать. Не хочу, чтобы так вышло и в этот раз.

— Знаешь, мощные изобретения есть не только у Консульства, — улыбка Пии стала еще шире, а в глазах заиграли заговорщицкие искры. — Мы работаем кое над чем масштабным. И для завершения нам не хватает только энергии эфира.

— Прошу прощения, — вмешался в разговор хриплый голос Аджани. — Я слышу шум в нескольких улицах отсюда. Скорее всего, это силы Консульства. В большом количестве.

— Тогда идем. Госпожа Налаар, Чандра, мобилизуйте отступников. Нисса, Джейс, Аджани — за мной. Мы будем отвлекать Консульство, пока отступники готовятся к атаке. Нападать и тут же отступать и скрываться. Затем, когда отступники будут готовы, при помощи телепатии Джейса и топтеров Пии мы скоординируем атаку на эфирный узел.

Пия развернулась, чтобы уйти, а мироходцы направились к Гидеону.

Только Чандра не сдвинулась с места. Она стояла, скрестив руки на груди.

— Серьезно, Гиди? Ты собираешься сражаться с Консульством, а меня не берешь?

Гидеон покачал головой.

— Мы просто будем помогать Лилиане и Сахили пробраться в логово Теззерета, отвлекая на себя силы.

Чандра закатила глаза — в точности, как Лилиана.

— Называй это, как хочешь. Все равно ты будешь разносить этих поганцев, а я — нет.

Доносящийся издали лязг металла и топот сапог стал ближе. Не обращая на это внимания, Гидеон продолжал смотреть на Чандру.

— Нам понадобится мощь твоего огня, когда мы нападем на эфирный узел. А сейчас ты, исходящее от тебя вдохновение, нужнее отступникам — и твоей матери.

Чандра бросила взгляд на Пию. Та кивнула. Пиромантка вновь обернулась к Гидеону, и в ее глазах был легкий испуг.

— Нет, нет-нет-нет, Гиди. Ты же знаешь, вдохновлять у меня получается не очень. Речи и все такое — это не мое.

— У тебя замечательно получается. Просто говори, что думаешь. Или не говори вообще, — широко и искренне улыбнулся Гидеон. — Веди других своим примером. Веди за своей силой.

Чандра несогласно нахмурила брови, но пожала плечами, кивнула и пошла вслед за Пией. Шум приближающихся консульских сил стал оглушительным. Гидеон размотал сурал и встал наизготовку. Он видел, как Аджани запрыгнул на крышу и спрятался, как Нисса подняла посох, и лианы полезли из трещин в мостовой, как Джейс... ну, Джейс просто стоял на месте. Стоял — и исчез, превратившись в еле заметное мерцание. Хех. Магия разума. Гидеон так и не смог до конца привыкнуть к ней.

«Они здесь! Взять их!» — раздался крик блюстителя Консульство. Гидеон поднял оружие, и знакомый золотистый свет охватил его тело.

Передышка закончилась.


Предыдущая история: Во мраке ночи

Следующая история: Прорыв

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики